Наоэ попросил Такаю съездить с ним в Уодзу на третий день после возвращения из Нары. Такая сразу занервничал: неужели опять что-то стряслось? Но в устах Наоэ это не прозвучало как нечто неотложное, он просто просил составить ему компанию.
 
Префектура Тояма, город Уодзу. Средневековая провинция Эттю непосредственно граничила с Этиго, потому и связи с кланом Уэсуги здесь были сильны. В том, похоже, и крылась причина их нынешней поездки.
 
(Том 5.5, "Тебе, моя единственная любовь")
 
 
***
 
Они остановились у школы, расположенной рядом с железнодорожной станцией "Дэнтэцу-Уодзу", вышли из машины и направились прямиком к главным воротам. Открыв замок силой мысли, прошли за ограду – туда, где у самого входа в здание стояла мемориальная плита. Надпись на ней гласила: "Здесь стоял замок Уодзу". Шестым чувством Такая тонко улавливал нечто необычное в окружающем пространстве.
– Что это за место?..
– Когда-то здесь был замок, замок Уодзу. На месте этой школы как раз находилась главная цитадель.
 
 
 
 
 
“Когда-то замок принадлежал Уэсуги. Он был важным стратегическим пунктом для наступления на Эттю и Ното. Господин Кэнсин, бывало, останавливался здесь во время своих походов”.
 
 
Они подошли ко входу в расположенный по соседству детский сад. У самых ворот росла сосна, а под ней стояла ещё одна каменная плита, на которой было высечено стихотворение.
– "Воин снимает латы, дабы дать отдых усталым плечам; плач диких уток близко у изголовья"… Строчки, которые князь Кэнсин написал на этой земле. Он провел здесь много яростных и тяжёлых сражений, и было время, когда вся область Эттю находилась под властью Уэсуги.
 
 
 
На утопающем в сумраке школьном дворе забрезжил слабый фосфоресцирующий свет.
– Здесь покоятся души тех трёх тысяч, что пали в битве за Уодзу.
 
 
Припасы давно кончились. Страдая от ран, находясь на грани голодной смерти, они сражались с наступающими силами Оды. Все половицы в замке пропитались кровью, и чьи-то оторванные конечности катались по полу туда-сюда… То был ад на земле, и они сражались посреди этого хаоса, словно дьяволы.
 
 
 
Школа находилась недалеко от побережья. Немного пройти – и вот уже Японское море расстилается впереди, насколько хватает глаз. Город Уодзу расположен у самого входа в залив Тояма, и в ясную погоду можно разглядеть очертания полуострова Ното на другой стороне.
 
Миновав рыболовецкий порт, они остановились на набережной и вышли из машины. Ветер был пропитан запахом моря, в ясном ночном небе сияли звезды, а перед ними расстилалось огромное пространство тёмной воды.
 
 
 
 
 
Такая взобрался на волнорез и уселся на краю, свесив ноги и потягивая сок из банки.
– Не садитесь так, это опасно.
– Да нормально всё. Море… – пробормотал Такая, глядя, как волны бьются о нагромождения валунов. – Сколько лет я уже не был на море?..
Наоэ подошел и встал рядом, подставляя лицо ветру. Посмотрел в морскую даль.
– Говорят, весной и ранним летом здесь можно увидеть миражи. Здания, как будто с противоположного берега, вдруг появляются прямо в открытом море. Хотя сам я ни разу не видел… Говорят также, что увидевшие мираж впервые не сразу понимают, что это такое. Думают, что это полуостров Ното, но на самом деле его не должно быть видно одновременно с миражом…
– Ух ты… – протянул Такая, впечатлившись. – Вот бы посмотреть… А сейчас не получится? – спросил он с загоревшимся взглядом.
– Середина лета… Даже не знаю. Вроде бы их часто видят в сезон ловли светящихся кальмаров… В любом случае, не ночью, – ответил Наоэ и обернулся в сторону дороги.