Со времён Ходзё Соуна, который основал род, и на протяжении последующих пяти поколений Одавара была главной крепостью "поздних" Ходзё, одного из сильнейших феодальных кланов в Канто. Она и по сей день оставалась крупным городом западной Канагавы, богатым историей, сохранившим атмосферу эпохи Эдо, когда поселение – первое по величине среди пятидесяти трёх станций Токайдо – переживало свой расцвет.

Замок Одавара, перенесший во дни усобиц множество нападений со стороны соседей, – Такэды Сингэна из провинции Кай и Уэсуги Кэнсина из провинции Этиго, – тем не менее выстоял, заслужив славу неприступной крепости, и теперь поток туристов не прекращался здесь круглый год.

Том 6, глава 8

Полный альбом с фотографиями

***

Солнце начало клониться к западу, когда прямая дорога из центра привела их, наконец, в Одавару. Они остановились у замка и вышли из машины, чтобы тут же попасть под жаркие солнечные лучи.

Стены цитадели белели на фоне яркого синего неба. Усыпанная гравием дорожка перешла в каменную лестницу. Взобравшись по ней, они миновали Врата Вечной Зелени, за которыми возвышалась бетонная башня реконструированного замка Одавара.
Такая остановился, молча глядя на башню снизу вверх.
 
 
 
 
Во дворе замка, превращённом в парк, располагался небольшой зверинец со слонами, львами, и прочей живностью, что являло взору довольно странную картину. Мужчина купил билеты в кассе и, не дожидаясь своего попутчика, направился ко входу в башню, внутри которой была экспозиция по истории замка. Такая последовал за ним.
 
 

Даже не взглянув на экспонаты, мужчина, сжимая в правой руке уже знакомый Такае дипломат, поднялся по лестнице на самый верх.
 

Со смотровой площадки виднелось море. Город Одавара раскинулся на его берегу, окружённый сзади горными цепями Хаконэ и Тандзавы. Такая, по-прежнему молчаливый, зачарованно смотрел на простиравшийся вокруг пейзаж, его лицо внезапно лишилось всех эмоций.
 
 
 
Залив Сагами сиял в солнечных лучах. Лёгкий запах моря, доносимый горячим ветром, пробуждал дремлющую глубоко память о давних временах. Спокойный шум прибоя… На востоке виднеются очертания полуострова Миура, на западе – полуострова Манадзуру, а в ясные дни даже полуостров Идзу можно разглядеть. Не самый драматический пейзаж, похожий на сотни других пейзажей… Но Такая знал его.
 
 
 
– Вон там гора Исигаки, где разбил свой лагерь Тоётоми Хидэёси, – сказал мужчина, глядя на пологий склон с юго-западной стороны.
Укрепление на горе Исигаки, заложенное Хидэёси при осаде Одавары, было известно в народе как 'замок за одну ночь'. Действительно, оттуда цитадель Ходзё должна просматриваться, как на ладони…
 
 
 
Вдоль побережья Одавары тянулись параллельно друг другу две автомагистрали: Западно-сёнанский объездной путь и государственное шоссе №1. Для прогулки на машине – в самый раз, но если встать на берегу, то дороги закрывали собой горы, отчего пейзаж получался несколько ущербным...
 
 
Они ушли из замка, когда солнце уже садилось, прошли пешком минут пятнадцать и оказались на пляже Миюки. Мерно вздыхающее море на закате стало ещё красивее. Такая повернулся лицом к воде, обхватил себя руками за плечи и закрыл глаза, позволив ветру играть своими волосами. Мужчина больше не заговаривал с ним, только наблюдал, держась немного позади.
 
 
 
Сколько они простояли так, в молчании?.. Над пляжем сгустились сумерки, едущие по дороге машины начали постепенно включать фары, когда Такая, дождавшись тишины между всплесками волн, наконец, сказал:
– Ну, и что теперь?
 
 
Почувствовав, как Такая пытается нарисовать в уме символ, мужчина инстинктивно нанёс удар, попавший прямо в цель. Такая вскрикнул и отлетел назад, к самой кромке воды. Мужчина схватился за дипломат, быстро раскрыл его и достал деревянную коробку, внутри которой лежал круглый, плоский как тарелка предмет.

Волна набежала и отхлынула; вымокший Такая приподнялся, тяжело дыша, и со злостью уставился на своего противника.
 

Удзитэру опустил взгляд на свои руки, бережно сжимавшие магический предмет. Зеркало Цуцуги хорошо поохотилось, душа Кагэторы покоилась в его хищной утробе, и теперь оно рассеивало вокруг слабое сияние. Удзитэру сдвинул брови и повернулся к Котаро:
– Возвращаемся в Хаконэ. Подгони машину.
– Будет сделано.
С сомнением поглядев вслед удаляющемуся Удзитэру, разведчик поудобнее перехватил безжизненное тело Такаи.
Шум волн не смолкал ни на секунду. В небе над заливом Сагами, погрузившимся во тьму, вспыхнула красным светом одинокая звезда.